От взаиморасчетов в нацвалютах — к валютным союзам?..

   

 

От взаиморасчетов в нацвалютах — к валютным союзам?..

 

Тенденция более широкого использования нацвалют во взаиморасчетах между государствами становится всё более значимой в международных экономических отношениях. Что связано с факторами не только экономического, но и политического характера.

Скажем, всё шире используется во взаиморасчетах китайский юань – в частности, в обширной зоне свободной торговли КНР со странами-участницами блока АСЕАН (10 государств Юго-Восточной Азии). Южноафриканский ранд, индийская рупия, малайзийский ринггит, саудовский риал, кувейтский динар, тоже обладающие существенным международным «весом», тоже всё более активно применяются во взаиморасчетах с 2007-2011 гг., соответственно, в Африке, Южной и Юго-Восточной Азии, на Ближнем и Среднем Востоке.

Отметим также зону франка, эмитируемого региональными Центробанками Африки с 1960-х гг. более чем для 15 африканских стран. «Базовой» валютой для этих внутри- и межрегиональных денег был франк, эмитировавшийся Францией для ее африканских территорий-участниц Французского Союза. Франция, естественно, оказывает прямую и косвенную поддержку данной зоне.  Тем более что основная часть взаиморасчетов Франции с этими странами осуществляется в африканских франках, курс которых привязан к евро. Но при этом Казначейство Франции осуществляет конверсию этих валют строго по паритету, установленному (и корректируемому) французским правительством. А евро является параллельной валютой, используемой во внешних расчетах стран-участниц зоны «афро-франка»

Те же страны согласовывают свою валютно-финансовую политику – например, определяют правила эмиссии единой денежной единицы, использования золотовалютных резервов, регламентирования деятельности банков, контроля над внешними расчетами и т.п. Причем Франция, как гарант устойчивости «афро-франка», в должной мере представлена в его эмиссионных институтах.

Во всяком случае, попытки извне «поглотить» эту обширную «франкофонную» валютную зону пока остаются безуспешными…

Межгосударственные нацвалютные расчеты развивает и Россия. Эти взаимовыгодные связи становятся всё более активными, например, с другими странами ЕАЭС, а также с Китаем, Ираном, Индией, Узбекистаном, Таджикистаном, Туркменистаном. Прорабатываются вопросы развития нацвалютных взаиморасчетов с Вьетнамом, Египтом, Турцией, ЮАР, Алжиром, Сирией, Бразилией, с рядом других стран дальнего зарубежья.

Читать также:
Бизнес-модель от яйца

Конечно, реальная ситуация с валютными курсами в России, равно как и в любой другой стране, не может не влиять на востребованность нацвалюты в международных расчетах. Чрезвычайный и Полномочный Посол КНР в РФ, Ли Хуэй недавно заявил, что «девальвация и волатильность рубля оказывают, по понятным причинам, влияние на взаимную торговлю». И особенно значительным курсовым рискам, по оценке Посла, «подвержены предприятия, которые заключили внешнеторговые соглашения, предполагающие расчеты в рублях».

В этой ситуации, по данным китайской стороны, «экспортеры КНР заинтересованы в развитии операций с использованием юаня. Причем российский бизнес проявляет готовность рассчитываться в юанях».

Если же в более широком контексте, взаиморасчеты в нацвалютах вполне могут распространиться и на межгосударственные экономические блоки, но, как показывает мировая практика, — чем стабильнее нацвалюта, чем выше ее платёжеспособность, тем в большем объеме она может использоваться, во-первых, в межгосударственных взаиморасчетах. А во-вторых – в качестве базовой валюты международных экономических блоков или как основы формирования их единой валюты.

Впрочем, создание межгосударственной валюты зависит не только от сугубо «финансового» фактора, но также от других факторов внутри- и внешнеэкономического характера. Включая, как пояснил WEJ директор по развитию Южноафриканского таможенного союза (ЮТС) Антон Фаул, «процесс тщательного согласования интересов стран-участниц по вопросам внутри- и внешнеэкономической политики. Поскольку у стран в рамках единого «блока» зачастую разные экономико-географические условия и разный уровень социально-экономического развития.

Потому сложным является вопрос и создания общерегиональной, общеблоковой валюты. Так, еще в 2005 году руководитель Центробанка ЮАР Тито Мбовени заявил, что не раньше 2016 года может появиться валюта Сообщества развития Юга Африки (SADC) — более широкого, чем ЮТС, регионального объединения, созданного в 1992 году в составе 14 стран Южной и Юго-Восточной Африки. Основное финансовое обеспечение региональной валюте предоставят ЮАР и Ботсвана. На эту валюту смогут перейти все 14 стран — участниц SADC».

 

Текст: Алексей Чичкин

Похожие истории

РусскийAfrikaansالعربية简体中文EnglishFrançaisहिन्दी한국어PortuguêsEspañol