Разворот от социализма

   

 

Разворот от социализма

В январе 2014 года в глубоководном порту Мариэль был открыт первый участок особой экономической зоны, первой в истории Кубы. Совместный кубинско-бразильский проект оценивается в несколько сотен миллионов долларов и рассчитан на долгосрочное вложение в переустройство кубинской экономики. Цель проекта – сделать на базе кубинского порта полноценный международный торговый хаб, претендующий на лидирующую роль в торговле между двумя Америками.

Инвесторы надеются, что США в ближайшее время отменят эмбарго в отношении Кубы, действующее на протяжении последних 53 лет. Надежда на революцию в отношениях между США и Кубой связана с теми поступательными изменениями во внутренней политике «Острова Свободы», которые реализует правительство Рауля Кастро. Опора для потенциальных изменений в жизни Кубы – укрепление позиций малого бизнеса.

После социалистической революции 1968 года новая власть национализировала все имеющиеся в стране предприятия и малый бизнес, оставив в собственности населения лишь малую часть самых незначительных по размеру фермерских хозяйств. В первый год после революции как минимум 58 000 предприятий малого бизнеса перешли в собственность государства, которое не смогло эффективно ими управлять, и уже к середине 1970-х правительство Кастро разрешило деятельность cuentapropistas – частных предпринимателей, которые могли самотрудоустроиться. К 1981 году, на Кубе было уже 46 500 таких предпринимателей. К концу 1980-х новый виток ужесточения правительственных ограничений привел к двукратному падению предпринимательской активности. В отдельные периоды Куба находилась на грани голода, подобно Северной Корее в середине 1990-х.

Стоит отметить, что кубинская экономика на протяжении 1968–1991 годов напрямую зависела от дотаций, льгот на товары и прямой безвозмездной помощи от Советского Союза и после его краха стала терять даже минимальную способность к сохранению роста. В 1990-е социалистическому правительству Кубы пришлось вновь обратиться к помощи частной инициативы своих жителей, что позволило к 1995 году  нарастить порядка 138 000 предприятий малого бизнеса, снабжающих опустевшую казну Кастро налогами.

Реальные позитивные изменения в плане развития малого бизнеса пришли с Раулем Кастро в 2008 году. Новая политика кубинского руководства была рассчитана на ликвидацию наиболее убыточных отраслей государственного сектора и трудоустройство бывших государственных служащих на предприятия малого бизнеса. За период с 2008-го по 2009 год самозанятых кубинцев стало на 300 000 больше.

Из 5,1 миллиона трудоспособных на Кубе сегодня свыше 1 миллиона работают в частном секторе, включая порядка 430 000 официально зарегистрированных частных предпринимателей. В сфере сельского хозяйства порядка 575 000 фермеров обрабатывают свои собственные угодья. И как минимум еще 600 000–1 000 000 работают в частном секторе на полулегальной основе.

Разворот от социализма

Главный спрос на развитие частного бизнеса на Кубе сегодня дает туризм. Еще в конце 1990-х годов туризм стал важнейшей статьей доходов для казны, принося свыше $ 2 млрд в год. Туристический поток, стабильно возрастающий с 1985 года, сегодня превышает 3 миллиона человек в год, что требует увеличения как материальных, так и нематериальных инвестиций в инфраструктуру. Следовательно, самые популярные новые виды бизнеса на Кубе – это рестораны и закусочные, маленькие гостиницы, транспорт (такси и микроавтобусы) и строительство.

Читать также:
Дмитрий Гришанков - генеральный директор «Эксперт РА» в интервью World Economic Journal

Государство, ощущая позитивный эффект от роста туризма, вкладывает значительные средства в реконструкцию старых гостиниц и строительство новых, но одних только государственных средств не хватает, поэтому перед Раулем Кастро встает вопрос привлечения инвестиций, что сегодня крайне проблематично из-за санкций США и запрета на выдачу кредитов кубинским властям и предприятиям.

Острый голод в финансах ощущают и представители малого бизнеса, по данным доклада Института Брукингса, для открытия своего дела на Кубе в среднем требуется от $ 7000 до $ 36 000, с 30%-ным возвратом вложений уже в первый год работы предприятия. Фактически у каждого предпринимателя есть несколько путей, как раздобыть такую сумму для начала своего дела. В условиях, когда государственные банки не имеют практики оценки бизнес-инвестиций и в большинстве случаев не дают кредиты рядовым гражданам Кубы, стартовый капитал кубинцы получают либо от нелегальной деятельности и рискованных кредитов, либо в виде инвестиций и помощи от родственников за рубежом.

Растущий средний класс, состоящий преимущественно из людей, занятых в частном секторе, развивается стремительнее, чем пока способно реагировать правительство Кубы. Для консолидации налоговых поступлений и увеличения их базы кубинской власти требуется оперативнее модернизировать и законодательную базу, и практику взаимоотношения государства и бизнеса в целом.

По мнению Ричарда Файнберга, эксперта Латиноамериканской Инициативы Института Брукингса: «Строительство порта Мариэль, создание особой экономической зоны, а также стремительный рост малого бизнеса на Кубе открывают очень важные возможности для кубинской экономики, но эти возможности материализуются, только если кубинское руководство решит улучшить бизнес-климат и сделать Кубу конкурентоспособной на международной арене. В особенности кубинский трудовой сектор должен стать более конкурентоспособным, и это требует снижения налоговых ставок для иностранных инвесторов».

Необходимо отметить, что, несмотря на общий оптимизм динамики развития кубинской экономики, а с ней и некоторых политических установок, процесс перехода от социализма к капитализму не является простым. В январе правительство Кубы разрешило импорт иностранных автомобилей, но только через государственных поставщиков, с уплатой государственной пошлины. Пошлина оказалась весьма значительной, так французский Peugeot 2013 года выпуска, продающийся в Европе за $ 30 000 на Кубе стоит $ 263 000. В условиях, когда официальная зарплата государственного служащего составляет только $ 1800/месяц, становится не совсем ясно, на кого ориентируется такая «либерализация».

Текст: Антон Барбашин

Похожие истории

РусскийAfrikaansالعربية简体中文EnglishFrançaisहिन्दी한국어PortuguêsEspañol