«После первого путешествия мы решили сделать бизнес на другом увлечении»

   

 

«После первого путешествия мы решили сделать бизнес на другом увлечении»

Дмитрий Архипов, руководитель одной из лидирующих софтверных компаний России — «Акелла», основанной в 1993 году, рассказывает о своей любви к туристическим походам, о том, как фотография становится настоящим творчеством, и как путешествия помогают оценить человека.

 

Правда, что ваше хобби привело к основанию компании?
Я увлекался туризмом еще со студенчества, с 1980-х. У нас была сплоченная группа, мы много лет сплавлялись по самым сложным горным рекам, ходили в горы. И в какой-то момент случилась перестройка. Мы с ребятами решили, что надо делать бизнес на собственном хобби. Их было два: спортивный туризм и компьютерные игры. Первая компания, которую мы сделали в 1991 году, была как раз туристическая. Мы повели группу немецких туристов в дикую сибирскую тайгу. Было достаточно забавно, хотя малость переборщили с дикостью тайги. Немцы, впрочем, и много спустя говорили, что это было самое сильное впечатление за всю их жизнь. Для нас эти впечатления тоже были незабываемыми. Но мы подумали, что все-таки лучше попробовать сделать бизнес на другом увлечении.

«После первого путешествия мы решили сделать бизнес на другом увлечении»

Почему? Туризм как деловое предприятие оказался слишком сложным?
Да, мы сломались после первой попытки. Три недели при плохой погоде три русских инструктора и 12 немцев – все друг от друга устали. В итоге мы решили, что проще зарабатывать деньги как-то еще: маршруты готовить тяжело, да лето у нас короткое. И денег заработали не очень – едва в ноль вышли. Поэтому мы решили развивать тему компьютерных игр. Костяк той группы и стал основателем компании. Нас было шестеро, правда, позднее трое ушли.

Привычки, наработанные в походах, помогают вам при руководстве компании, в общении с другими вице-президентами – старыми друзьями?
Мы доверяем друг другу, привыкли доверять. У нас взаимопонимание, взаимовыручка и очень четкое разделение зон труда и ответственности.

А совместные походы продолжаете?
Иногда путешествуем вместе с Владимиром Кудром, другим вице-президентом компании, хотя стараемся все-таки оставлять кого-то «на хозяйстве». Но все же сказать, что я продолжаю сильно увлекаться «туризмом» я не могу. За 20 лет хобби сильно эволюционировало – теперь для меня главное пейзажная фотография. Мне очень нравится забираться в дикие, недоступные места и создавать картины, которые живьем вряд ли кто увидит.

Чем отличается ваше увлечение фотографией от обычного щелканья фотоаппаратом, как у всех туристов?
На цифровой формат я перешел достаточно рано, в конце 1990-х. Но когда цифровая фотография появилась, она уступала по качеству пленке, и я сразу занялся панорамной съемкой. Разрешения матрицы тогда не хватало на снимки большого формата, и я освоил технику, при которой окончательный снимок делается не из одного кадра, а из нескольких. Теперь именно она – мой конек. Из поездки я привожу многие сотни гигабайт. Часы уходят на то, чтобы просто отсмотреть их. Затем я начинаю «собирать мозаику» – чтобы сделать одну фотографию приходится использовать иногда несколько десятков исходных снимков. Это занимает довольно много времени. Недели путешествий в труднодоступных местах чередуются с неделями чистого творчества за компьютером. Совсем недавно я вернулся из США, с побережья Орегона. Там очень интересное место, где бушующий океан обрушивается огромными волнами на скалистый берег. Как раз этими снимками сейчас и занимаюсь.

И сколько стран насчитывает ваша «галерея»?
Я был в 104 странах. Порой случалось что-то неожиданное. В позапрошлом году была очень интересная экспедиция в Пакистан, к подножью 2-й по высоте вершине К2, в Каракоруме. На обратном пути попали в Великое пакистанское наводнение, прошли через зоны бедствия, видели массу всего. Не так давно путешествовали по Ливийской Сахаре, повезло улететь назад за день до начала гражданской войны.

Какие ближайшие планы?
В ближайшее время собираемся на север Норвегии. А осенью планируется очень интересная экспедиция. Жду ее с нетерпением. Отправляемся на Южную Джорджию – это весьма удаленный остров на самом юге Атлантического океана, вблизи Антарктиды. Практически «центр недоступности» на земле. Южная Джорджия – это такая квинтэссенция сути Антарктиды. На самой Антарктиде я бывал, и это большой континент, к которому очень неудобно причаливать из-за льдов. А Южная Джорджия – это остров с собственной горной грядой, длиной около 800 км, где живут огромные колонии пингвинов, котиков. Туда очень трудно попасть: самолеты, естественно, не летают. Мы туда поплывем. Хочу совместить с этим поход в чилийскую Патагонию, в национальный парк Торрес-дель-Пейн, где есть несколько интересных фотографических точек. Там очень интересные пеше-горные маршруты.

Читать также:
Джеффри Паркер в интервью World Economic Journal: "В бизнесе тоже есть личные эмоции, которые необходимо передавать"

Сколько вас человек пойдет?
На Джорджию нас достаточно большая компания поплывет, человек 60. Мы снимаем корабль ледового класса под это дело. А в Торрес-дель-Пейн нас пойдет, видимо, двое.

Бывало, чтобы вы после похода разочаровывались в человеке?
Да. Человек милый, очаровательный в быту, в обычной жизни, попадая в экстремальные ситуации, иногда показывает себя не с лучшей стороны. Таких мы в новые походы не берем.

А к бизнес-тренингам на дикой природе как вы относитесь?
Это, конечно, интересно. Но это просто подобие приключения, все искусственно. За два-три дня, находясь в ситуации, когда тебе по большому счету ничего не угрожает, все вокруг понарошку – достичь правильного психологического эффекта нельзя.

Как часто вам удается выбираться?
Стараюсь организовывать фотопутешествия 6 – 7 раз в год. Я имею в виду дальние поездки. То есть в общей сложности уходит на это 8, максимум 10 недель.

Сколько времени у вас уходит на планирование поездок? Вы планируете сами, пользуетесь агентскими услугами?
Нет, услугами агентств не пользуюсь никогда. Обычно планирую сам, либо присоединяюсь к чьему-нибудь еще походу. Например, есть люди, которые водят фототуры. Планирование, конечно, сильно зависит от цели пути. Иногда нужна достаточно большая организационная работа. Ведь самые интересные места – часто далеко от дорог, от привычной логистики. Несколько часов уйдет на разработку пути, если это Северная Америка, которая подробно описана вся. Или несколько недель, если дикая Азия, – тогда надо долго планировать маршруты, беседовать с людьми, изучать интернет, делать выписки координат точек. Хотя, конечно, найти интересные места можно везде. Вот, например, моя первая заграничная поездка… После института меня призвали в армию. Вернулся совсем в другую страну, начал работать в компании, которая занималась распространением российских сувениров – матрешек и всякого арта. Там я сразу стал коммерческим директором и стал заниматься организацией международных выставок. Первая страна, в которую я поехал, была Швейцария, сразу на несколько месяцев. И мы ходили в Альпы, к подножию Маттерхорна – какая там красота!

То есть вы смогли догадаться, какая страсть вами овладеет, только после развала Союза?
В молодости я серьезно занимался спортом, даже был кандидатом в олимпийскую сборную по современному пятиборью на Олимпиаду в Лейк-Плесиде. Но увы, СССР отказался в ней участвовать. Потом должны были состояться большие соревнования в ГДР, но туда меня не пустили – вспомнили, что у моих родителей 1-я форма допуска (они всю жизнь занимались дальним космосом). Было жутко обидно, было ощущение, что никогда не попаду за пределы страны.

Дайте угадаю, привычка к походам и фотографированию – еще от родителей?
Да, они водили меня в походы с детства. Это было принято в нашей семье, в кругу ученых-технарей. Собственно, и мое первое место работы – Институт космических исследований Академии наук. Но и тогда я увлекался фотографией: устроил лабораторию в кладовке, где упражнялся с химическими реактивами и проявкой пленки. Я так любил это занятие, что закончил курсы фотожурналистики при МГУ. И сейчас я подумываю о том, чтобы делать далее на фотографии бизнес. У меня есть интересная идея стартапа, возможно, мирового, связанная именно с путешествиями и фотографиями. «Акелла» — это ведь уже сформировавшийся бизнес, который сейчас вдобавок переживает не самый лучший период, рынок ретейловой дистрибуции компьютерных игр перешел в застой. А мне интересно развиваться дальше.

Текст: Софья Пономарева

Похожие истории

РусскийAfrikaansالعربية简体中文EnglishFrançaisहिन्दी한국어PortuguêsEspañol