Иракский пациент

   

Иракский пациент

 

 

20 марта 2013 года – десятилетие с момента начала войны в Ираке. Достигнута ли цель создания демократического, стабильного и процветающего Ирака, так часто декларируемая правительством США с момента начала иракской кампании и вплоть до вывода последних американских войск в конце 2010 года? Очевидный рост иракской экономики создает ложную иллюзию улучшения ситуации, в то время как сложная внутри- и внешнеполитическая обстановка говорят об обратном.

 

Только за первые три недели 2013 года в ходе многочисленных перестрелок и взрывов в Ираке погибло 256 мирных граждан. Согласно информации организации Iraq Body Count, общие потери мирного населения в связи с насилием в 2012 году составили 4505 человек, что превышает показатель 2011 года. В среднем в неделю происходило 18 взрывов и 53 убийства. Вряд ли с такой статистикой Ирак можно назвать страной, в которой США смогли установить мир и порядок. Тем не менее насилие, по данным IBC, концентрируется всего в двух провинциях страны: Багдаде и граничащей с Сирией – Ниневии. Ситуация в основных нефтедобывающих районах Ирака стабильна, что позволило Ираку увеличить экспорт нефти до 2,8 млн баррелей в день и стать по данным Международного энергетического агентства (МЭА) второй из стран ОПЕК по показателю экспортируемой нефти, обогнав Иран. Уже сейчас Ирак становится ключевым поставщиком нефти на быстро растущий азиатский рынок, ориентируясь в основном на Китай и Индию, которые занимают третье и первое места в структуре экспорта Ирака.

По прогнозам МЭА, в текущем десятилетии на Ирак, обладающий четвертыми в мире подтвержденными запасами нефти, приходится примерно 45% ожидаемого роста мировой добычи. К 2020 году прогнозируемая добыча нефти увеличится более чем вдвое и составит 6,1 млн баррелей в день, достигнув 8,3 млн баррелей ежедневно к 2035 году. Помимо нефти, Ирак обладает внушительными запасами природного газа (3,6 трлн куб. м по данным Российского энергетического агентства), добыча которого пока удовлетворяет только внутреннее потребление и то не полностью. При благоприятной обстановке и росте инвестиций в инфраструктуру, необходимую для добычи и экспорта газа, этот природный ресурс так же может приносить значительные экспортные поступления в бюджет страны.

Именно рост нефтяного сектора, обеспечивающего две трети ВВП страны, обусловил высокие показатели прироста реального ВВП, составивший в 2011 году, по данным Всемирного Банка, 10%, а в 2012 году – 8,2%. Одобренный бюджет на 2013 год на 18% больше прошлогоднего. Казалось бы, экономика растет, но становится ли при этом Ирак привлекательнее для инвесторов, которые так необходимы для восстановления инфраструктуры страны? Привлекательность страны осложняется целым рядом факторов, немаловажным из которых является сложившаяся внутриполитическая обстановка.

В результате ввода американских войск в Ирак сложная система межобщинных взаимоотношений в стране была разрушена, и это вылилось в открытое противостояние сразу нескольких внутренних и внешних сил: иракские курды против арабов; сторонники свергнутого С. Хусейна против новых властей; иракские шииты против суннитского меньшинства; и исламские радикальные группировки против присутствия в стране западного бизнеса. Еще больше этот раскол усугубляет навязанная США система пропорционального представительства в соответствии с религиозными и этническими критериями, которая полностью порвала с прежними светскими принципами управления Ираком.

Читать также:
Перенаселение: мифы и реальность

Представитель шиитской общины Нури аль-Малики, являющийся премьер-министром страны с 2006 года, демонстрирует все более авторитарную политику, подрывающую демократические тенденции и усугубляющую внутренние этноконфессиональные конфликты. Эксперты и западные политики рассматривают его как возможного будущего диктатора. Аль-Малики активно выражает свои симпатии Ирану, а уровень коррупции при нем достиг уровня времен Саддама. В исследовании уровня коррупции, составляемом организацией Transparency international, Ирак занял в 2012 году 169 место из 176 стран.

Недавняя волна протестов и забастовок, прокатившаяся по суннитским районам к северу и западу от Багдада, обострила межрелигиозную рознь. Ситуацию осложняет еще и то, что президент страны – Джаляль Талабани, этнический курд, зачастую выступающий посредником между соперничающими внутрииракскими группировками, серьезно болен.

Гражданская война в соседней Сирии еще больше осложняет ситуацию. Широко известен факт, что суннитские иракские группировки оказывают фактическую поддержку сирийским повстанцам, в то время как правительство аль-Малики оказывает поддержку режиму Башара Асада. А неокрепшая экономика Ирака испытывает на себе все новые трудности, связанные с содержанием лагеря сирийских беженцев, число которых на территории Ирака, по данным Верховного комиссариата ООН по делам беженцев, уже превысило 69 000 человек.

Инфраструктура Ирака до сих пор не восстановлена в полном объеме. Не полностью восстановлена система канализации, вода загрязнена и заражена, не проходя должной очистки, она становится источником болезней для людей. Так, по данным ООН, в 2012 году 51% населения Ирака испытывал нехватку чистой питьевой воды. Миллионы людей вынуждены жить в условиях, практически не мыслимых для современного западного человека. 23% иракцев живут за чертой бедности, ежедневно тратя и имея возможность тратить менее 2,2 $. Что еще более дико так это то, что в Ираке до сих пор повсеместно используют детский труд в качестве дешевой рабочей силы. Согласно данным Unisef, детского фонда ООН, число работающих детей в возрасте от 5 до 14 лет в 2011 году достигло 500 тысяч. Особенно высокий показатель использования детского труда в сельской местности.

Все эти факторы однозначно влияют на привлекательность Ирака. Так, в рейтинге Всемирного банка Doing Business Ирак в 2012 году занял 165 строчку из 185 стран, в то время как средний показатель по региону Ближнего Востока и Северной Африки значительно выше (98).

Хаос, в который ввергла Ирак война, по-прежнему до конца не преодолен. Политическая система, навязанная извне, выглядит слишком хрупкой и нежизнеспособной. И перспектива реальной гармонии между тремя основными этноконфессиональными группами Ирака – суннитами, шиитами и курдами, в обозримом будущем не предвидится. А это в свою очередь будет влиять и на экономику страны, которая, скорее всего, в ближайшей перспективе так и останется зависима от мировых цен на нефть.

Текст: Ольга Ирисова

Похожие истории