«Нельзя накачивать пробитое колесо, пока вы его не заклеите»

   

 

«Нельзя накачивать пробитое колесо, пока вы его не заклеите»

 

 

Глеб Никитин, заместитель министра промышленности и торговли России в интервью World Economic Journal рассказал о новой государственной промышленной политике, программах и задачах, которые стоят перед министерством.

— Глеб Сергеевич, что представляет собой промышленная политика России сегодня? Какие программы реализует Минпромторг?
— Давайте начнем с определения промышленной политики. Если коротко, то промышленную политику можно определить как совокупность мер воздействия, ведущих к конкретным целям. Сейчас в наших государственных программах заложены ключевые показатели, которых мы должны достичь в ближайшие годы. А если нам удастся осуществить дополнительную систематизацию инструментария в рамках подхода под условным названием «промышленная матрица», то необходимые показатели могут быть не только успешно достигнуты, но и даже увеличены в большую сторону.

В целом в соответствии с действующими программными инструментами Правительства РФ к 2020 году предполагается рост производства в курируемых Минпромторгом отраслях промышленности на 70%. Корректировка данного показателя возможна в случае принятия дополнительных направленных решений в отношении поддержки ряда новых проектов, таких как проекты greenfield, индустриальные парки, станкостроение, инжиниринг.

— Вы упомянули «Промышленную матрицу». Что это за подход?
— «Промышленная матрица» – это название условное, но оно наиболее точно отражает суть того подхода, который мы рассчитываем внедрить. Если коротко, то он предполагает наложение всех возможных инструментов промышленной политики, имеющихся в арсенале государства, на ее приоритеты.

О каких приоритетах идет речь? Приоритеты могут быть отраслевыми, межотраслевыми и функциональными. Мы должны иметь возможность ответить на вопрос: «Что приоритетнее: развитие, например, биотехнологий или легкой промышленности?» Необходимо сгруппировать отрасли и секторы по группам, а группы уже сегментировать по приоритетам. И впоследствии в отношении этих приоритетов предложить наиболее эффективные инструменты промышленной политики, т. е. инструменты наложить на приоритеты. Это и есть «промышленная матрица».

— О каких инструментах промышленной политики идет речь и как они могут поменяться?
— Традиционными инструментами промышленной политики, находящимися в арсенале Минпромторга, являются  заказ со стороны Минпромторга научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, субсидии, в первую очередь — процентных ставок при реализации инвестиционных проектов, а также  государственные капитальные вложения в реализацию инвестиционных проектов.

Мы считаем, что прямой заказ НИОКР должен постепенно трансформироваться в субсидирование затрат частных инвесторов на научно-исследовательскую деятельность и опытно-конструкторские работы с возможностью возмещения впоследствии части или даже полностью всех субсидий в бюджет в случае невнедрения полученных результатов. То есть мы будем в большей степени хеджировать государство от неэффективных расходов. По поручению Дениса Валентиновича (Мантуров – Министр промышленности и торговли) мы уже построили на таких принципах проект новой подпрограммы государственной программы «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности», посвященной производству композиционных материалов». Надеемся, она станет пилотным программным документом.

Сегодня есть целый ряд отраслей, в которых научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы не носят того венчурного характера, который обычно следует НИОКРу как явлению. Мы должны закладывать условия полного возвращения субсидий в случае неэффективного осуществления НИОКР соответствующим инвестором.

Что касается субсидирования затрат на оплату процентных платежей, то в 2013–2015 годах, в соответствии с действующей редакцией бюджета, Министерство направит на такие субсидии более 40 млрд руб.

Проблема, на решение которой направлен данный инструмент, является одним из важнейших барьеров на пути экономического роста и роста промышленного производства. Я имею в виду доступность капитала. Мы пока проигрываем по такому параметру, как стоимость привлекаемых ресурсов, заемного капитала. Пока макроэкономические условия не изменились, такой инструмент как субсидирование процентных ставок может быть оправданным и эффективным. И мы его собираемся применять, но такие субсидии являются в обязательном порядке стимулирующими, а не покрывающими затраты уже реализуемых проектов.

Читать также:
Египет: революция не для всех

До сих пор у нас была возможность получить субсидию на уже реализуемый проект, где уже был взят кредит в банке под соответствующие условия, и государство по большому счету в этом случае просто улучшало экономику. И это было абсолютно оправданно в условиях кризиса 2008–2010 годов. Сейчас ситуация изменилась, и мы формируем политику таким образом, чтобы именно наличие субсидий давало старт проекту, спососбствовало принятию инвестиционного решения. Мы уже нашли понимание у коллег из других ведомств по этому вопросу и собираемся трансформировать этот инструмент.

Что касается третьего инструмента – государственно-капитальных вложений, мы полагаем, что применение этого инструмента должно быть минимизировано в целом, нам следует постепенно от него отходить. Конечно, отходить не во всех отраслях, где-то от них отказаться невозможно.

Государственно-капитальные вложения, безусловно, будут присутствовать в тех секторах, где государство в значительной степени представлено в бизнесе. Это, например, судостроение и авиастроение. Но впоследствии мы должны уходить от такого рода инвестиций, переходить на субсидирование затрат: возможно на приобретение оборудования или субсидирование каких-то статей, которые делают нашу юрисдикцию в отдельных сегментах менее конкурентоспособной по сравнению с другими. При этом надо понимать, что прямые государственные вложения не способствуют общей экономической эффективности использования ресурсов.

В первую очередь, конечно, мы будем ориентироваться на частную инициативу и помогать принимать инвестиционные решения, когда для такого решения необходимо всего лишь небольшое стимулирование, т. е. минимальное участие государства.

— В начале интервью Вы упомянули про необходимость снижения издержек как неотъемлемого условия реализации «Промышленной матрицы» и повышения эффективности промышленной политики в России…
— Совершенно верно, не минимизировав издержки, мы не добьемся поставленных задач. Дело в том, что сегодня не во всех государственных компаниях назначены так называемые кост-менеджеры, т. е. менеджеры, управляющие исключительно издержками. В нашем представлении это было бы целесообразно сделать в связи с тем, что очень часто ресурсы расходуются неэффективно. Сегодня зачастую бесхозяйственность или недостатки менеджмента приводят к большим потерям, чем злоупотребления. И с этим нужно целенаправленно бороться. Нельзя накачать и сохранять давление в пробитом колесе до тех пор, пока вы его не заклеите.

Так, например, субсидирование затрат на НИОКР должно привести к увеличению спроса на инжиниринг, на услуги в области производства инноваций, на услуги научно-исследовательских университетов, хотя мы не будем ограничивать перечень исполнителей научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ исключительно научно-исследовательскими центрами. Мы хотим демонополизировать этот сектор, потому что сейчас он у нас занят преимущественно государственными институтами и научными центрами.

Несколько иначе дело обстоит с прямыми инвестициями. Очевидно, что оборонно-промышленный сектор будет развиваться с использованием этих инструментов. Но возможное высвобождение средств, которые ранее предполагались для госкапвложений в других секторах, может позволить использовать их более эффективно.

Поэтому мы рассчитываем, что новые решения, которые мы по поручению Министра предлагаем, позволят говорить о появлении в России осмысленной и отдельно выделенной промышленной политики.

— На развитие каких отраслей промышленности Министерство делает ставку?
— Ключевой задачей сегодня является развитие и повышение конкурентоспособности отечественной промышленности в целом. В то же время ставка будет делаться как на те отрасли, в которых Россия была традиционно сильна, такие как оборонно-промышленный комплекс, авиакосмическая отрасль и другие, так и на развитие новых и межотраслевых направлений – производство композиционных материалов, редких металлов, биотехнологии, станкостроение.

Текст: Татьяна Рыжкова

Похожие истории

Русскийالعربية简体中文EnglishFrançaisहिन्दीItaliano日本語한국어Español