Зачем Франция вошла в Мали

   

 

Зачем Франция вошла в Мали

 

 

Еще несколько месяцев назад президент Франсуа Олланд заявлял: Франция не собирается играть роль полицейского в Африке и не будет вмешиваться в события в Мали. 11 января 2013 года 2,5 тысячи французских солдат и офицеров отправились в эту африканскую страну. Ввод иностранного контингента поддержала ООН.

Не направлять войска в Мали, где исламисты оказались близки к тому, чтобы прибрать к рукам всю страну, было невозможно. Другое дело, каковы будут долгосрочные последствия этого вторжения, и только ли гуманитарными интересами руководствовался Елисейский дворец, ввязываясь в очередной раз в африканские разборки.

«У нас нет ни политических, ни экономических интересов в Мали», – уверял французский президент буквально через несколько дней после вторжения. И лукавил. Франция – в силу исторических причин – заинтересована в сохранении стабильности в районе Сахель (тропическая саванна в Африке, проходит через районы таких стран, как Сенегал, Мавритания, Мали, Алжир, Буркина-Фасо, Нигер, Нигерия, Чад, Судан и Эритрея).

Упустить ситуацию в Мали, позволить этой стране окончательно превратиться в исламистское государство – типа Афганистана времен правления талибов – означало поставить под удар интересы Запада на африканском континенте вообще. А между тем из соседних Алжира и Ливии (в последней, к слову, после падения режима Муаммара Каддафи проблем не меньше, чем в Мали, и угроза исламизации ничуть не ниже) Западная Европа получает значительную часть нефти и газа. Во многом благодаря урановым месторождениям в соседнем Нигере работает атомная промышленность Франции.

То, что военная операция в Мали – необходимый шаг, продемонстрировала чудовищная четырехдневная трагедия с захватом сотен заложников на газовом месторождении Ин-Аменас в Алжире, разработки на котором ведут британский концерн BP, норвежский Statoil и алжирская компания Sonatrach. Среди погибших оказалось 37 иностранцев – причем самых разных национальностей.

Власти Алжира долго путались в показаниях относительно того, откуда пришли боевики: то ли из Ливии, то ли из Мали. Единственное, в чем сходились, – что это месть алжирскому руководству за предоставление воздушного коридора для переброски французских войск в Мали.

Раз такой захват стал вообще возможным, стало очевидно: малийских экстремистов надо додавить, причем так, чтобы они не перебрались в соседний Алжир. Алжирское правительство сначала закрыло границу, а затем перебросило к ней дополнительные военные подразделения. Нигер – также опасаясь проникновения на свою территорию исламистов – просит подкрепления у Запада.

«Мали уже была оккупирована, все наши страны могут оказаться под ударом. Не забывайте, что у нас есть потенциальная угроза – движение «Боко Харам», действующее в Нигерии, с которой у нас общая граница протяженностью 1,5 тысячи км. Таким образом, Нигер, равно как и все другие западноафриканские страны – потенциальная цель для террористов», – заявил президент Нигера Махамаду Иссуфу.

Читать также:
В зоне турбулентности

На территории Нигера есть два крупных месторождения урана, разработки на которых ведет французская государственная компания Areva. Учитывая, что до 80% потребностей в энергии Франция получает за счет мирного атома (это больше, чем любая другая страна в мире), то нигерские контракты становятся ключевыми. Треть запасов урана для своих АЭС Франция получает именно в Нигере. На очереди – третье урановое месторождение Imouraren, которое, по предварительным оценкам, является вторым по запасам в мире. Так что французские власти, пытаясь предотвратить повторения трагедии в Ин-Аменас, направили в Нигер отряды войск специального назначения для охраны урановых рудников.

К тому же Нигер начал переговоры с США о размещения в стране баз для американских беспилотных летательных аппаратов – их задачей будет сбор разведывательной информации о передвижениях исламистов во всем регионе. Дроны, скорее всего, будут базироваться в пустынном северном регионе Агадес.

Что касается самой Мали, то на сегодняшний день это очень бедная страна, которая обладает крайне небольшими объемами разработок природных ресурсов – за исключением разве что золота, на которое приходится 70% экспорта. Однако и отсюда со временем Франция, скорее всего, получит определенные финансовые дивиденды – в благодарность «за оказанную помощь в трудной ситуации».

По предварительным данным, в стране есть месторождения нефти и газа. Шансы найти их в бассейне Таудени (Taoudeni) высоки: ведь в соседней Мавритании – в том же бассейне – Total вполне успешно вела разработки в 2009 – 2010 годах.

Не исключено, что в Мали есть и запасы урана – на северо-западе и на западе. Канадская компания уже начала работы по поиску урана на границе с Сенегалом и Гвинеей. Этими месторождениями интересуется и Areva, которая, кстати, ведет разработки в Сенегале и уже начала переговоры с Rockgate Capital по ведению разработок в Мали (проект Falea).

Существует и другая очевидная причина вмешательства Запада в этот конфликт: исламизация Африки приведет к очередной волне иммиграции в Европу. С которой Старый Свет на этот раз может и не справиться.

Текст: Елена Шестернина

Похожие истории

РусскийAfrikaansالعربية简体中文EnglishFrançaisहिन्दी한국어PortuguêsEspañol